ישראל
Вторник, 25.09.2018, 05:58



Приветствую Вас Гость | RSS
[ Главная ] [ Небольшой экскурс по холодному оружию - Форум ישראל ] [ Регистрация ] [ Вход ]
[
Эфективная БЕСПЛАТНАЯ раскрутка сайтов LifeSurf
Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: pepl  
Форум ישראל » общий » Оружие как оно есть! » Небольшой экскурс по холодному оружию (немного истории)
Небольшой экскурс по холодному оружию
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:15 | Message # 1
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Холодное оружие древней Руси

Меч

У восточноевропейских народов, как и у народов Западной Европы, одним из основных видов холодного оружия являлся меч. Те образцы мечей, которые были характерны для вооружения русских воинов, условно подразделяются на две основные группы - каролингские и романские.

Мечи каролингского типа относятся к периоду IX - первой половины XI столетия. Находки подобных мечей, а обнаружено их в общей сложности более сотни экземпляров, сконцентрированы в нескольких регионах Древней Руси: в Юго-Восточном Приладожье, в некоторых районах Смоленщины, Ярославля, Новгорода, Чернигова и Киева.

Такое оружие, судя по богатству отделки, могло принадлежать княжеским воинам-дружинникам, князьям, состоятельным горожанам.

Что же касается их основных геометрических параметров, то клинки этих мечей при общей длине самого оружия около метра были практически одинаковые, весьма широкие - до 6 - 6,5 см, плоские и снабженные долами, которые по своей ширине занимали около трети общей ширины клинка и слегка суживались к его оконечности. Длина клинков составляла около 90 см. Они имели закругленный конец, а потому были предназначены в основном для нанесения рубящего удара. Рукояти мечей имели массивные ладьевидные перекрестия небольшой ширины и большие грибовидные навершия.

Историки вели очень долгие споры относительно места производства мечей, найденных на территории Древней Руси. То их считали скандинавскими, то - русскими. Но в результате проведенных работ по расчистке клинков многих сотен мечей выяснилось, что подавляющее большинство образцов было изготовлено на территории Франкского государства, причем по большей части в нескольких мастерских, расположенных на Рейне. Свидетельством тому являются многочисленные пометы, которые оставляли франкские мастера на клинках мечей. Как правило, это были их имена или же семейные марки. Наиболее часто встречаются клинки с пометками Ulfberht, Ingeirii (или же Ingelred), Cerolt, Ulen, Leutlrit, Lun. Помимо именных клейм имелись также пометы в виде разного рода геометрических знаков или несложных рисунков. Клинки с подобными пометками были также произведены во Франкской державе.

Что касается рукоятей и ножен, то они, как правило, производились уже силами местных мастерских в соответствии со вкусами конкретных заказчиков. Многие мечи древнерусских воинов имеют рукоятки, сделанные скандинавскими мастерами или же в скандинавском стиле.

Интересный экземпляр меча был обнаружен в местечке Фощеватая около Миргорода. Его рукоять была выполнена в скандинавском стиле, поэтому большинство исследователей считали его типичным варяжским оружием. Все изменилось, когда был расчищен его клинок. На нем были обнаружены пометки, выполненные славянскими буквами. На одной стороне клинка имелась надпись "коваль", что означает "кузнец", на другой - не совсем разборчивое слово, которое предположительно читается как славянское имя "Людота" или "Людоша". В результате был открыт пока единственный клинок, о котором с достоверностью можно сказать, что он был выполнен русским мастером.

Мечи, относящиеся к так называемому романскому типу, относятся к периоду XI - XIV столетий. Всего на территории Древней Руси было обнаружено 75 подобных мечей.

По своим весовым характеристикам и геометрическим размерам они несколько уступают образцам романского типа. Романские мечи второй половины XII в. несколько легче - весят около 1 кг, имеют несколько меньшую длину - около 86 см и ширина их клинков на 0,5 - 1,5 см уже, чем у мечей X столетия. Долы клинков суживаются и превращаются в узкий желобок.

Однако во второй половине XII столетия и особенно в первой половине XIII столетия вновь наблюдается некоторое утяжеление рубящего оружия, обусловленное процессом усиления доспеха. Появились довольно длинные, до 120 см, и тяжелые, до 2 кг, мечи, превосходящие по своим параметрам даже образцы IX - X вв. Изменилась и конструкция рукоятей. Перекрестия мечей вытянулись и стали достигать в длину до 18 - 20 см (по сравнению с перекрестиями предыдущих образцов, длина которых составляла 9-12 см). Для того чтобы меч во время рубки не зажимал кисть руки, стержень его рукоятки удлинился до 12 см. Клинки мечей приобрели вполне определенные заострения на конце, так что теперь мечом стало удобно не только рубить, но и колоть. Так же как и у мечей предыдущего типа, романские клинки были по большей части помечены клеймами западных мастеров.

Несомненно, на территории Древней Руси существовало свое собственное клинковое производство. Однако приходится констатировать, что количественно преобладали все же изделия западных оружейников.

Сабля

С последней трети X столетия русскими воинами начинает применяться сабля, заимствованная вместе с самим своим названием из хазаро-мадьярского комплекса вооружения. Этим оружием, очевидно, пользовались только конные воины, причем, судя по богатству декора, относившиеся к княжеско-дружинной прослойке.

Клинки сабель X - первой половины XI столетия достигали в длину около 1 м, кривизна полосы составляла 3 - 4,5 см, ширина клинка - 3 - 3,7 см. В дальнейшем, к XIII столетию, сабли несколько удлинились, прибавили в весе, а также заметно возросла ширина и кривизна клинка. Сабли удлинились на 10 - 17 см, кривизна возросла до 4,5 - 5,5 см, а в отдельных случаях - и до 7 см, ширина клинков составляла в среднем 3,8 см.

Не менее важным оружием, чем меч или сабля, на Руси было копье. В отличие от клинкового оружия копья были распространены несравненно шире. Наконечники копий были самых разнообразных очертаний: от ланцетовидной формы до удлиненно-треугольной. Общая же длина копья вместе с древком составляла около 3 м. Такое оружие было приспособлено для нанесения таранного удара.

В XII в. получают распространение копья лавролистной формы. Криволинейный изгиб их лезвия отличается большой плавностью и симметрией. Возникновение этих массивных наконечников с плавно заостренным пером свидетельствует об увеличении прочности и ударной мощи оружия, в данном случае имеющего собственное наименование - рогатина. Среди древнерусских копий, даже достигающих длины 40 - 50 см и ширины лезвия 5 - 6 см, нет более тяжелых (700 - 1000 г против 200 - 240 г у обычного копья), мощных и широких наконечников, чем рогатины. Форма и размеры домонгольских рогатин удивительным образом совпали с образцами XV - XVII вв., что позволило опознать их и выделить среди археологического материала. Такое копье могло выдержать без поломки сильнейший удар. Рогатиной можно было пробить самый мощный до-спех, но из-за большого веса пользоваться ею в бою было, по-видимому, неудобно (особенно в конной схватке).

Топор

Весьма распространенным оружием был топор. На территории Древней Руси их найдено около 1600. Можно выделить три группы: 1) специальные боевые топорики-молотки (чеканы), с украшениями, характерные по конструкции и небольшие по размеру; 2) секиры - универсальный инструмент похода и боя - напоминали производственные топоры, но были миниатюрнее их; 3) рабочие топоры, тяжелые и массивные, на войне, вероятно, применялись редко. Обычные размеры топоров первых двух групп: длина лезвия 9-15 см, ширина до 10 - 12 см, диаметр обушного отверстия 2 - 3 см, вес до 450 г (чеканов - 200 - 350 г). Рабочие топоры заметно крупнее: длина от 15 до 22 см (чаше 17 - 18 см), ширина лезвия 9-14 см, диаметр втулки 3 - 4,5 см, вес обычно 600 - 800 г.

Военные топоры меньше и легче, потому что в походе их приходилось носить при себе.

Чекан - сугубо боевой топор, отличается тем, что тыльная сторона обуха снабжена молоточком. Лезвия чеканов либо продолговато-треугольной формы, либо имеют полулунную выемку. Исключительно военное назначение можно признать за узколезвийными небольшими топориками с вырезным обухом и боковыми мысовидными отростками - щеканцами.

К совершенно особой группе принадлежат секиры с широким, симметрично расходящимся лезвием. В конце 1-го тыс. они были распространены на всем Севере Европы. Боевое использование таких секир англосаксонской и норманнской пехотой увековечено на знаменитой ковровой вышивке из Байо (1066 - 1082 гг.). Судя по этой вышивке, длина древка топора - около метра и больше. На Руси эти топоры типичны в основном для северных районов, некоторые найдены в крестьянских курганах.

В XII - XIII вв. типичными становятся чеканы и бородовидные секиры.

Булава

Булавы появляются в русском войске в XI в. как юго-восточное заимствование. Их собирательное древнерусское название - кий (по-польски так до сих пор называется палка, особенно увесистая). К числу древнейших русских находок относятся железные навершия (реже - бронзовые) в форме куба с четырьмя крестообразно расположенными шипами (или куба со срезанными углами).

Производство булав достигло расцвета в XII - XIII вв., когда появились бронзовые литые навершия совершенной и сложной формы с четырьмя и двенадцатью пирамидальными шипами (редко больше). Вес наверший - 200 - 300 г, длина рукояти - 50 - 60 см.

Необходимость пробивать и дробить броню вызвала в первой половине XIII в. нововведения: булавы с односторонним выступом в виде клюва - клевцом, а также шестоперы.
Кистень

Конный бой породил также кистени. Это легкое (200 - 250 г) и подвижное оружие, позволяющее нанести ловкий и внезапный удар в самой гуще тесной схватки. На Русь кистени пришли в X в., как и булавы, из областей кочевого Востока и удерживались в снаряжении войска вплоть до конца XVI в.

Лук

Лук и стрела, важнейшее оружие дальнего боя и промысловой охоты, чрезвычайно широко употреблялись в Древней Руси. Практически все более или менее значительные битвы не обходились без лучников и начинались с перестрелки.

Византийский историк X в. Лев Диакон отмечал огромную роль лучников в войске киевского князя Святослава.

Конструкция и составные части древнерусского сложного лука, как и луков соседних народов Восточной Европы, выяснена по археологическим материалам довольно хорошо. Составные части древнерусского лука имели специальные названия: середина лука называлась рукоятью, длинные упругие части по обе стороны от нее - рогами или плечами лука, а завершения с вырезами для петель тетивы - концами. Сторону лука, обращенную к цели во время стрельбы, называли спинкой, а обращенную к стрелку - внутренней стороной (или животом, как у арабов). Места стыков отдельных деталей (основы с концами, накладок рукояти с плечами и т. д.) скрепляли обмоткой сухожильными нитями и называли плечами.

Тетива для луков свивалась из растительных волокон, шелковой нити и сыромятной кожи.

Сила средневековых луков была огромной - до 80 кг (у арабов, турок, русских и других народов). Оптимальным считался лук силой от 20 до 40 кг (современные спортивные луки для мужчин имеют силу 20 кг - как самые слабые из средневековых луков).

При стрельбе из лука широко использовались приспособления, предохраняющие руки лучника от повреждений: перчатки и наплечники, щитки для запястья левой руки и костяные или роговые кольца для указательного пальца правой руки.

Для удобства и сохранности лук носили подвешенным к поясу или на ремне через плечо в специальном футляре - налучье. Стрелы носили в отдельном футляре - колчане, оперением кверху, обычно до 20 стрел на колчан.

На Руси стрелы обычно изготовляли из сосны, ели, березы. Длина их колебалась чаще всего в пределах от 75 до 90 см, толщина - от 7 до 10 мм. Поверхность древка стрелы должна быть ровной и гладкой, иначе стрелок серьезно поранит руку. Древки обрабатывались с помощью костяных ножевых стругов и шлифовались брусками из песчаника.

Наконечники стрел насаживались на древко двумя способами в зависимости от формы насада: втулки или черешка. Втульчатые наконечники надевались на древко, черешковые вставлялись в его торец. На Руси и у кочевников подавляющее большинство стрел имело черешковые наконечники, у западных соседей шире применялись втульчатые. И насадка, и забивка для прочности выполнялись на клею. Черешковые наконечники после насадки закреплялись обмоткой по клею, чтобы не раскололось древко. Поверх обмотки конец древка оклеивался тонкой полоской бересты, чтобы негладкая обмотка не снижала скорость и не вызывала отклонений в полете.

Оперение стрелы чаще всего выполняли в два пера. Перья подбирали так, чтобы их естественный изгиб был направлен в одну сторону и придавал стреле вращение, - тогда она летела устойчивее.

Наконечники стрел в зависимости от назначения имели самую разную форму: плоские и граненые, узкие и широкие, двурогие (для охоты на водоплавающую птицу) и двушипные (такие не позволяли раненому вырвать стрелу из тела, не расширив раны). Стрелы с широкими режущими наконечниками назывались срезнями и в бою применялись против незащищенного (бездоспешного) человека и лошадей. Особые формы имели узкие массивные бронебойные наконечники: против кольчуг - шиловидные, против пластинчатых доспехов, щитов и шлемов - долотовидные и граненые.

Кинжал

Кинжалы на Руси относились к числу не самых распространенных видов оружия. По своей форме и конструкции они были весьма сходны с рыцарскими кинжалами XII - XIII вв.




Post edited by pepl - Пятница, 13.07.2007, 02:16
 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:18 | Message # 2
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Булат и дамасская сталь - загадки и история


Булат – одна из самых интересных и загадочных страниц в истории металлургии. Сейчас хорошо известно, как в древние времена делали каменные топоры, бронзовую утварь, варили железо и плавили чугун, но до нашего времени остаются нераскрытыми многие секреты производства булатного оружия.

Впервые Европа познакомилась с булатом при столкновении армии Александра Македонского с войсками индийского царя Пора. Особенно поразил македонцев панцирь захваченного в плен царя. Он был сделан из необыкновенно прочного белого металла, на котором македонское оружие не смогло сделать ни вмятины, ни царапины. Из булата были изготовлены и широкие индийские мечи, которые легко рассекали пополам македонское железо. По свидетельству историков, древнее европейское железное оружие было настолько мягкое, что после двух-трех ударов уже гнулось, и воины вынуждены были отходить, чтобы выпрямить клинок. Естественно, что индийские мечи для македонцев казались чудом.

Задолго до этого с Гималайских гор в Пенджаб (древнейшее княжество в Индии) спустилась каста кузнецов, хорошо знающих железное дело и умеющих изготовлять железное оружие с необычайными свойствами. Из Пенджаба индийское железо и способы его обработки распространились в Сиам и Японию.

«Никогда не будет народа, который лучше разбирался бы в отдельных видах мечей и в их названиях, чем жители Индии!» - писал средневековый ученый Аль-Бируни. Он также поведал, что клинки в Индии делались разных цветов. Мечи, например, изготовлялись зелеными, синими, могли они и иметь узор, напоминающий рисунок ткани. Индийская сталь отличалась узорами, которые были видны на клинке.

А свойствами клинки обладали действительно удивительными. Будучи твердыми и прочными, они одновременно обладали большой упругостью и вязкостью. Клинки перерубали железные гвозди и в то же время свободно сгибались в дугу. Нет ничего удивительного в том, что индийские мечи крошили европейские, которые в древности часто делались из недостаточно упругих и мягких низкоуглеродистых сортов стали.

Лезвие индийского клинка после заточки приобретало необыкновенно высокие режущие способности. Хороший клинок легко перерезал в воздухе газовый платок, в то время как даже современные клинки из самой лучшей стали могут перерезать только плотные виды шелковых тканей. Правда, и обычный стальной клинок можно закалить до твердости булата, но он будет хрупким, как стекло, и разлетится на куски при первом же ударе. Поэтому позднее, когда европейские сабли начали изготовлять из прочных и твердых сортов углеродистых сталей, они ломались при ударе индийского оружия.

Основное назначение булата – изготовление клинков. Главное достоинство клинка – острота его лезвия. Лезвие булатного клинка можно было заточить до почти неправдоподобной остроты и сохранить эту остроту надолго. У клинков из обычной углеродистой стали заостренное лезвие выкрашивается уже при заточке – как бритву, его заточить нельзя, а булат затачивали до остроты бритвы, и он сохранял свои режущие свойства после того, как побывал в деле. Такое возможно лишь тогда, когда сталь обладает одновременно высокой твердостью, вязкостью и упругостью – и в этом случае лезвие клинка способно самозатачиваться. Булатная сабля легко сгибалась на 90-120 градусов, не ломаясь. Есть сведения, будто настоящий булатный клинок носили вместо пояса, обматывая им талию.

Слитки литого булата в виде разрубленных лепешек «вутцев» привозились из Индии в Сирию, где в городе Дамаске из них выковывали эти сказочные клинки. Но индийская булатная сталь стоила очень дорого, и сирийские кузнецы изобрели сварной булат, правильно определив, что булат - первый созданный человеком композит, состоит из частиц твердой углеродистой стали в матрице из мягкой и упругой низкоуглеродистой стали. Дамасская сталь получалась путем многократных проковок в разных направлениях пучка из стальных прутков разной твердости. Качество клинков из сварной дамасской стали было по тем временам очень высокое, но такого сочетания прочности и упругости как в оружии из литого индийского булата сирийским кузнецам добиться не удалось.

Еще один центр производства качественных клинков образовался в средние века в Японии. Японский булат обладал каким-то необыкновенным качеством железа, которое после целого ряда проковок приобретало даже более высокую твердость и прочность, чем дамасская сталь. Мечи и сабли, приготовленные из этого железа, отличались удивительной вязкостью и необыкновенной остротой.

Уже в наше время был сделан химический анализ стали, из которой изготовлено японское оружие XI-XIII веков. И древнее оружие раскрыло свою тайну: в стали был найден молибден. Сегодня хорошо известно, что сталь, легированная молибденом, обладает высокой твердостью, прочностью и вязкостью. Молибден – один из немногих легирующих элементов, добавка которого в сталь вызывает повышение ее вязкости и твердости одновременно. Все другие элементы, увеличивающие твердость и прочность стали, способствуют повышению ее хрупкости. Естественно, что в сравнении с дамасскими клинками, сделанными из железа и стали, японские легированные мечи и сабли казались чудом. Но значит ли это, что японцы умели в то далекое время делать легированную сталь? Конечно, нет. Что такое легированная сталь, они даже не знали, так же как и не знали, что такое молибден. Руда, из которой древние японские мастера выплавляли железо, содержала значительную примесь окиси молибдена. Выплавленное из обогащенных молибденом «песков» кричное железо проковывалось в прутья и закапывалось в болотистую землю. Время от времени прутья вынимали и снова зарывали, и так на протяжении 8-10 лет. Насыщенная солями и кислотами болотная вода разъедала пруток и делала его похожим на кусок сыра. Тем самым из заготовки удалялись вредные примеси, быстрее разъедаемые болотной водой. Затем разогретую заготовку японский кузнец проковывал в тонкую полосу, сгибал, опять проковывал и так несколько тысяч раз! Но и японские клинки, при всей их выдающейся остроте и прочности, не обладали качествами индийского булата, особенно упругостью.

Арабский ученый XII века Едриза сообщает, что в его время индийцы еще славились производством железа, индийской сталью и выковкой знаменитых мечей. В Дамаске из этой стали изготовляли клинки, славу о которых крестоносцы разнесли по всей Европе. К сожалению, в Древней Индии так тщательно прятали секреты выплавки вутца, что в конце концов потеряли их совсем. Уже в конце XII века клинки из литого булата высшего качества «табан» не могли делать ни в Индии, ни в Сирии, ни в Персии.

После того как Тимур покорил Сирию и вывез оттуда всех мастеров, искусство изготовления оружия из литого булата переместилось в Самарканд; однако вскоре оно везде пришло в упадок. Потомки вывезенных мастеров, рассеявшись по всему Востоку, окончательно потеряли способы изготовления булатного оружия. В XIV – XV веках секрет производства литого булата и изготовления из него холодного оружия был окончательно потерян. Европейские кузнецы не смогли до конца разгадать секрет производства даже дамасской сварной стали и больше преуспели в производстве клинков из однородной (гомогенной) стали с имитацией рисунка булата на поверхности клинка. Особенно широко развернулось производство подделок под булат в XVIII-XIX веках. В это время в Европе научились производить высокоуглеродистую литую сталь, и западноевропейские мастера, оставив попытки раскрыть секреты производства сварочного булата, начали изготовлять из нее довольно хорошее холодное оружие. В Италии (Милан), в Испании (Толедо), в Германии (Золинген), во Франции (Льеж) и даже в Англии стали широко производить «ложный булат». «Ложные булаты», особенно золингеновские и толедские, приобрели известность благодаря высокой степени полировки и красивыми узорами, которые наносились на клинки различными методами. Ремесленники, рисующие декоративные узоры на металле, назывались «дамаскировщиками», а клинки «ложного булата» - «дамаскированными». Многие «дамаскированные» клинки были не очень высокого качества, поскольку они изготовлялись из обычной шведской или английской углеродистой стали.

Не одно столетие металлурги всех стран и народов пытались выплавить булатную сталь, но злополучная тайна никому не давалась. В XIX веке учеными-металлургами предпринималось множество попыток раскрыть секрет литого булата, даже великий английский ученый Фарадей безуспешно бился над решением этой задачи. Но получить литой булат, не уступающий по свойствам индийскому вутцу, удалось только русскому ученому, горному начальнику златоустовских заводов П.П. Аносову в 40-ых годах XIX века. Сохранившийся до наших дней аносовский булатный клинок, перерубает гвозди, гнется в дугу и на лету перерубает газовый платок. Секрет древних индийских мастеров открыт? И да и нет. После смерти П.П. Аносова, не смотря на оставленный им подробный рецепт, воспроизвести литой булат не удается никому!

Уже в наше время, златоустовские металлурги вновь попытались воскресить технологию производства булата. Сложны и длительны были эти поиски, но узорчатая сталь вновь была получена, хотя полностью повторить аносовский булат не удалось. Легендарная упругость клинков достигнута не была.

Современные качественные легированные стали превосходят булат по всем показателям: прочности, упругости, режущим свойствам, но добиться таких выдающихся свойств в одном образце не удается и сейчас. Тайна индийского литого булата ждет своей разгадки!


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:20 | Message # 3
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Особенности японской стали или "Сталь самураев"

Известные по видеофильмам мечи самураев в строгом смысле не являются мечами,представляя собой типичные сабли. В дореволюционной русской литературе изогнутое однолезвийное оружие самураев и называлось не иначе как саблей. Однако сегодня нет смысла пытаться изменить сформировавшуюся традицию, по которой прославленное самурайское оружие называется мечем.

Свой теперешний вид мечи приобрели не ранее 11 века. Первоначально в ходу были мечи с классическим прямым обоюдоострым лезвием длиной около 70 см и шириной около 4 см, которые назывались просто "кен", то есть "меч". В эпоху непрерывных феодальных войн появилось изогнутое, длинное рубящее оружие всадника - "таси" (во многих транскрипциях читается, как "тати", иногда "тачи"). Так назывался самурайский меч, который носился подвешенным к поясу лезвием вниз, как и классическая сабля. Впрочем "таси" - это и есть сабля, но с оригинальной рукоятью. Длина клинка этого оружия достигала 90 см, а его острие было несколько скруглено, поскольку "таси" предназначался главным образом для рубки.

Еще более мощным оружием был "нодати" (иногда читается, как "нодачи") - двуручный изогнутый однолезвийный меч общей длиной более полутора метров.

Однако самым известным самурайским мечем, является "усигана" (в большинстве источников встречается "утигатана"), позднее он стал называться "катана". "Усигана" с укороченным клинком служил дополнением к основному, более мощному мечу "таси". Его носили воткнутым за пояс и, в отличие от "таси", лезвием вверх. Когда "катана" пришел на смену длинному мечу, его часто носили с еще более коротким парным мечем "вакидзаси", название которого переводится как "сбоку воткнутое". Оба меча, образовывали одностильно украшенную пару - "дайсе" (полностью "дайсе-госирае" ,не путать с "дайто"). Hесколько условно можно произвести классификацию оружия по длине клинка. "Танто" должен иметь клинок не короче 30 см и не длиннее 40 см, "вакидзаси" - от 41 до 60 см, "катана" - от 61 до 75 см, "таси" - от 76 до 95 см. "Hодати" традиционно имел клинок длиной 152 см и весил 4 кг.

Говоря о мечах самураев, нужно учитывать особенности оружейного дела в Японии. Каждый меч знатоки могут по некоторым признака отнести к эпохе Кото (до конца 17 века), к Синто (до 19 века), к Синсинто (1781-1876 года) и, наконец, к Геданто - современным мечам. Сложилось убеждение, что старые мечи (Кото) были намного лучше, чем новые (Синто), и что секреты великих мастеров прошлого забыты.

Для определения эпохи изготовления конкретного меча немаловажное значение имеет т. н. "дзитетсу" - цвет и текстура стали. У мечей Кото цвет металла темно-серый, а у Синто и Синсинто - светлый и яркий. У лучших клинков Кото периода Камакура полированная поверхность похожа на темный бархат.

Если оставить в стороне эстетические достоинства мечей разных эпох, то спор о том, клинки какого времени были лучше, можно попытаться разрешить путем сравнительного анализа испытаний. Такие испытания были недавно проведены, и оказалось, что при рубке связок жесткого бамбука лезвия мечей Кото сминались, Синто крошились, а Синсинто и Геданто не повреждались. О причинах такого различия японские специалисты говорят, что в эти периоды при выплавке металла использовалось разное сырье.

Мечи в древности производились в основном мастерами пяти провинций, в каждой из которых использовался свой набор технологических приемов. Hапример, только по одному соотношению в металле клинка железа и стали знаток сразу определит, где он был произведен - в провинции Бидзен или Сагами. Впрочем, с течением времени происходил естественный процесс влияния одной традиции на другую.

В конечном счете, всеяпонским центром производства оружия стала провинция Бидзен и особенно ее столица Осафунэ. Когда во время очередной междоусобной войны в конце 16 века город Осафунэ был сожжен, то вместе с ним погибли и несколько тысяч оружейников, каждый из которых мог производить по 2 - 3 меча в месяц.

К концу 18 века началось возрождение интереса к клинкам Кото периода Камакура и к технике "пяти традиций". Считают, что сохранилось от одного до трех миллионов классных мечей всех времен и множество офицерских мечей заводского производства. Сегодня владелец самурайского меча может получить своего рода паспорт, в котором будут указаны время изготовления меча, стиль и название школы, к которой принадлежал изготовивший его мастер. Hередко указывается и имя мастера.

Паспорт меча называется "оригами" и выдает его японское общество сохранения искусства мечей (Nihon Bijutsu Token Hozon Kyokai). Это общество выделяет четыре класса мечей: особо ценные, ценные, особо сохраняемые и, наконец, просто сохраняемые мечи. Японское государство выделяет два разряда - национальное сокровище и важное достояние культуры. Особо ценных мечей сейчас на учете 117 штук, еще около трех тысяч - ценных. Говорят, что ни один меч, находящийся вне пределов Японии, каким бы он ни был хорошим, официально не признан национальным сокровищем или особо ценным мечем.

Главное своеобразие самурайских мечей, не считая отделки рукояти и ножен, заключается в металле их клинков и в способах его получения. С древнейших времен японские кузнецы использовали при производстве металла для мечей местные железистые пески "сатетсу". После обогащения промывкой в воде, отделяющей пустую породу, сырье обычным порядком пережигалось в сыродутной печи, образуя железную крицу. Затем крицу разрубали на отдельные мелкие куски и снова пережигали в печи. Железные куски науглероживались с поверхности, образуя железно-стальной композит - сырцовую сталь с высоким содержанием углерода.

Эту крицу сырцовой стали, называемую "оросиганэ", расковывали в пластину, закаливали в воде и раскалывали на куски, после чего производили сортировку кусков по качеству, определяя его по виду излома металла. Сырцовая сталь из-за слишком грубой неоднородности и загрязненности шлаками не подходила для производства столь ответственной продукции, как оружие, поэтому требовалась ее предварительная переработка в более или менее однородную сталь путем многократных поковок и сварок.

Производили переработку железистых песков и другим методом, получившим название "татара-процесс". Этот метод пришел в Японию из Манчжурии в незапамятные времена, чуть ли не в 7 веке, и в период Муромаси (1392 - 1572 гг.) получил особое распространение. Последнюю "татара-печь" погасили лишь в 1925 году. Впрочем, через несколько лет одна такая печь снова заработала, чтобы обеспечить сырьем кузнецов-оружейников.

Плавка длилась несколько дней и требовала единовременного использования громадного количества сырья. Одного лишь древесного угля требовалось несколько десятков тонн! Зато в результате использования "татара-процесса" за одну плавку получили 5 тонн металла нескольких сортов, сплавленных в одну массу, называемую "кера". Примерно половину массы "керы" составляла высокоуглеродистая сталь с содержанием углерода до 1,5%. Другой сорт под названием "дзуку" был чугуном обычного состава.
Тяжелый слиток был расколот и кузнецы сортировали обломки по своему усмотрению.
Когда тем или иным способом мастер-оружейник получал исходный сырцовый металл, наступал черед изготовления заготовки полосы меча. Конкретный способ этого изготовления зависел от традиций школы, к которой принадлежал кузнец.

Общим для них было то, что сырцовая сталь из-за слишком грубой неоднородности и загрязненности шлаками считалась непригодной для производства такой ответственной продукции, как оружие. Требовалась ее предварительная переработка в более или менее однородную, мелкоструктурную сталь путем многократных проковок и сварок. Кроме того, при содержании в стали углерода выше 0,8% она после закалки не получается тверже, но становится значительно более хрупкой. Значит, для получения стойкого лезвия требуется удалить из сырцовой стали излишний углерод. Достигалось это выжиганием углерода непосредственно из заготовки клинка при неоднократных сварках и проковках.
Практически это происходило следующим образом: кузнец расковывал кусок сырцовой стали с высоким средним содержанием углерода в пластину, которую закаливал в воде и раскалывал на куски. Эти куски сортировались по виду излома и укладывались на заранее откованную из железа лопатку с длинной ручкой. Лопатка могла делаться и из крупной, аккуратно обколотой пластины сырцовой стали. Полученный таким образом исходный пакет обмазывали глиной для фиксации осколков и проковывали при сварочной температуре.

Задача первой сварки заключалась главным образом в уплотнении рыхлого пакета и наварке отдельных частиц на лопатку. Полученный брикет надрубали поперек и складывали вдвое, затем проваривали в монолит, опять надрубали - теперь уже вдоль - и снова складывали вдвое. Такие операции удвоения могли происходить до 15 раз - в зависимости от состава исходного пакета и пристрастий мастера, поскольку при каждой сварке выгорало некоторое количество углерода, что, в общем-то, и требовалось.

Современными исследованиями было установлено, что при первой сварке рыхлого пакета с большой суммарной поверхностью частиц выгорает примерно 0,3% углерода. При каждом из последующих удвоений снижение содержания углерода составляет уже только 0,03%. Металл считался готовым, когда содержание углерода снижали до уровня около 0,8%. Впрочем некоторые мастера стремились изготовить менее твердый, но вязкий металл, а другие, напротив, предпочитали высокоуглеродистые лезвия со свойствами стеклянного осколка.
После многочисленных сварок с удвоением условное количество слоев в металле могло достигать нескольких миллионов. Условное потому, что в результате диффузии металла их оставалось только несколько десятков тысяч. Мне говорили, что специалисты Музея оружия в Золингене (Германия) обещали солидную премию тому, кто предъявит клинок, в котором реально более 50 000 слоев.

Дальнейшие действия кузнеца определялись тем, какого стиля он придерживался и к какой школе принадлежал. Сейчас известны имена 32000 японских оружейников, принадлежавших к одной из 1800 школ. Естественно, что каждая школа, вслед за ее основателем, придерживалась своего взгляда на искусство изготовления меча из имеющегося под рукой сырья, не говоря о том, что мастера имели свои личные секреты и излюбленные технологические приемы. Общее правило для всех и на все времена - длинный меч должен иметь твердое лезвие, а все остальные части клинка должны быть менее твердыми, но весьма вязкими.
Многочисленные схемы строения японских клинков можно свести к нескольким основным вариантам с собственными названиями. В журнальной статье нет смысла "растекаться мыслью по древу", поэтому объединим их в три основных группы. К первой принадлежат трехслойные клинки, твердое и хрупкое лезвие которых обварено с обеих сторон мягкими железными обкладками. Иногда эти обкладки делают клиновидного сечения, и после сварки на обухе меча получается много железа и мало стали, а в области лезвия - наоборот. Эта базовая схема носит название "сан-май".
Логичным развитием этой схемы, повышающей стойкость клинка при сильных ударах, является технологический прием, при котором стальное лезвие обертывается с трех сторон вязкой "рубашкой". Этот прием называется очень поэтично - "вковывание в обратную сторону панциря черепахи". Зачастую для упрощения сварки на обух просто наваривали железный пруток, а затем полученную основу обваривали плоскими обкладками.

Принципиально противоположная схема развилась в провинции Бидзен, где придающую клинку стойкость железную основу обертывали высокопрочной стальной "рубашкой", из замкнутой части которой и отковывалось лезвие. Такое строение называется "кобу-си" или, иначе, "пол-кулака", то есть. "горсть". Схема хорошая и даже отличная, но требующая сложных методов закалки для обеспечения эластичности клинка. Такие же методы закалки применялись и при изготовлении цельностального клинка, что было нередким в военное время. Говорят, армейские офицерские "катаны" ковались даже из рельсов.

Hа хорошо отполированном клинке самурайского меча бросается в глаза проходящая вдоль него линия "хамон", нередко и не совсем правильно называемая "линией закалки". При внимательном рассмотрении оказывается, что структура и цвет металла по обе стороны этой линии разные - твердое лезвие дымчатое, а более мягкая часть клинка, называемая "дзиганэ", зеркально блестящая. Hа высококлассных мечах "дзиганэ" имеет характерный узор, схожий с узором дамасской стали. Этот узор японцы называют "хада", что в переводе значит "кожа, поверхность".

Основных разновидностей "хады" четыре - "масамэ-хада", "итамэ-хада", "ая-суги-хада" и "мокумэ-хада". Полосатый узор "масамэ" образуется практически параллельными и непрерывными по всей длине клинка линиями. Эта непрерывность и параллельность линий, крайне редкая в европейском оружии, достигалась в результате расковки заготовок обкладок в положении "на ребро", то есть. удары наносились в торец слоям. Своеобразная структура практически не искажалась при последующей ковке и шлифовке, поэтому выделяющий плавный изгиб клинка узор получался весьма четким. Этот строгий узор следует отличать от обычных полосатых разновидностей малослойного "дикого Дамаска", которые часто имеют некоторую мелкую извилистость границ слоев.

Фибровидный узор "итамэ" соответствует узору "дикого" европейского Дамаска. Так же как и в Европе, на клинках японского "дикого Дамаска" встречаются и участки с относительно прямыми линиями, которые нетрудно отличить от чистого "масамэ". Высоко ценится узор "ко-итамэ". Приставка "ко" в названии этой разновидности узора значит "мелкая, короткая". Таким образом, узор "ко-итамэ" свидетельствует о большом количестве слоев, аккуратно "перемешанных" в процессе ковки.
Регулярная крупная волнистость узора "ая-суги" достигается обычной нарезкой напильником или набивкой штампом с двух краев каждой стороны слоистой заготовки встречных углублений, смещеных на полшага. Особенностью этого типа узора является крупная, плавная волнистость, проходящая по оси клинка. Возможен, впрочем, и прием скручивания заготовки участками, когда каждый следующий участок поворачивается строго на 90 градусов в другую сторону относительно предыдущего. В европейском клинковом оружии этот прием изредка применяли для получения узора "женские локоны" или "скрученные волосы".
За схожесть "мокумэ-хады" с узором высококлассного булата такую сталь иногда называют японским булатом. Однако металл с узором типа "мокумэ" не является литым булатом, а представляет собой типичный сварочный железо-стальной композит, причем, вероятно, волокнистую его разновидность. "Мокумэ-ганэ" в примерном переводе означает "металлическая древесина". Имеется в виду древесина со спутанной и свилеватой структурой - как у карельской березы.
Hа некоторых клинках можно увидеть россыпь отдельных блестящих точек, называемых "ни". Считается, что они представляют собой отдельные крупные кристаллы закаленной стали, проявившиеся в мягкой основе. Думаю, что точки "ни" могут представлять из себя крупные карбиды высокой твердости. Если скопления "ни" тяготеют к линии "хамон", то она приобретает несколько размытый характер. Как говорят поэтично настроенные японцы, линия "хамон" хорошего меча напоминает покрытое сугробами снежное поле, и скопления "ни" иногда выглядят, как спокойно падающий хлопьями снег, а иногда - как снег взлетающий, несо-мый завихрениями вьюги.

Твердое лезвие отделено от мягкой основы клинка переходной зоной "хабути", в которой, кроме точек "ни", после полировки проявляется молочно-белая линия "ниои". Еще во времена Кото в зоне "хабути" появились "аси" - узкие полоски "ниои", как бы отростки полутвердой стали, вырастающие в сторону закаленного лезвия. "Аси" предотвращали выкрашивание больших кусков лезвия при сильных ударах. Эти полоски могут придавать линии "хамон" вид рваного края, который особо восторженно настроенные любители называют "пламенеющим". Сами японцы этот весьма популярный сегодня вид называют "тсдзи хамон".
Линия "хамон" может образоваться из-за составного строения клинка, поскольку при его обточке и шлифовке твердая сердцевина, образующая лезвие, выступает из обкладок. Вид линии, разделяющей вязкий металл обкладок и твердую сталь лезвия, может быть весьма разнообразным и разнообразием этим можно управлять (в весьма ограниченных пределах) путем всяческих надпилов и надрубов заготовки клинка.
Другой принцип образования линии "хамон" дал повод называть ее "линией закалки". Если при трехслойной и ей подобным схемам закалка ничем в принципе не отличалась от обычных способов, то закалка клинков, изготовленных по схеме "кобуси", была довольно оригинальной, и образование видимой линии "хамон" происходило особым образом. Японские кузнецы, строго придерживаясь незыблемого принципа "твердое лезвие - мягкий обух", применяли технологию, которую в раннем средневековье иногда использовали и в Европе.
Клинок обмазывался глиной таким образом, что лезвие оставалось открытым. Затем, после высыхания обмазки, клинок осторожно нагревали и закаливали в воде. Теплопроводность глины невысокая, поэтому закрытые части клинка охлаждались медленно с образованием мягких закалочных структур, а открытое лезвие закаливалось "насухо". У японских оружейников доступная огню закаленная часть клинка так и называется - "яки-ба", что переводится как "обожженное лезвие".
Позже некоторые японские оружейники стали применять несколько видоизмененную технологию обмазки глиной. Hапример, при придании сложной формы "линии закалки" тонкие наплывы глины на лезвие часто отваливались. Поэтому стали покрывать глиной весь клинок, начиная с лезвия, а необходимого различия в скоростях охлаждения достигали изменением толщины наносимой обмазки.

Hа смену великим мастерам эпохи Кото, ценившим строгую красоту разумной достаточности, пришли оружейники, большое внимание уделяющие внешней красивости клинка. Если Масамунэ (да и Мурамаса тоже) ограничивались созданием волнистой линии "хамон", то позже возникли весьма причудливые ее разновидности типа "хризантемы в воде" или "цветущей гвоздики".
Повышенное внимание стали уделять разнообразным блестящим точечкам и пятнышкам на поверхности клинков, а для их выявления довели полировку до невероятного совершенства. Шлифовку производят иногда на 12-15 камнях разной зернистости, и длится она около двух недель. Само собой разумеется, что такой дорогой отделке, стоящей несколько тысяч долларов, подвергаются лишь высококлассные мечи, на которых умелым проявлением структуры полировщики раскрывают строение клинка, и возникает эффект полупрозрачности металла.
Боевые достоинства самурайских мечей описаны неоднократно, причем в самых восторженных тонах. Hапример, из издания в издание кочует легенда о том, что нельзя подставлять под удар армейской "катаны" винтовку или автомат, поскольку они легко перерубаются, причем вместе с их владельцем. В годы Второй мировой войны был снят пропагандистский фильм, в котором мастер фехтования классной "катаной" перерубил ствол пулемета. Однако очевидно, что простой вояка фабричным клинком этого сделать не сможет. Лезвия многих "катан" даже ручной работы легко пилятся напильником, другие гнутся уже от небольших усилий, как простая железка, поэтому заповедь "не сотвори себе кумира" полностью относится и к любителям оружия, склонным превозносить иноземную экзотику. Всегда следует отличать ширпотреб от творений больших мастеров.


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:21 | Message # 4
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Булатный клинок

Много веков булатные клинки притягивают внимание людей своей неповторимой красотой, прочностью и мистическим ореолом, который неизменно их окружает.

Ещё несколько лет тому назад считалось, что секрет изготовления булатной стали утерян. Все учебники, энциклопедии и справочники ссылались, в основном, на работы П.П. Аносова, который заново открыл этот секрет в 30-х годах XIX века. Все источники с сожалением сообщали, что сегодня способы приготовления литой булатной стали не могут считаться вполне выясненными. И это после того, как наши великие соотечественники Аносов и Чернов досконально изучили этот процесс! Сколько раз в истории оружейного дела люди заново открывали эту тайну? Ведь до публикаций работ П.П. Аносова технология получения булата также считалась утерянной. Вот такой это удивительный металл, то появляется, то исчезает…

Очень часто мне задают вопросы. Что такое булат? Почему сварная “дамасская” сталь и булат – не одно и то же? Настоящий ли у нас получается булат? Делаем ли мы его по технологии П.П. Аносова? И ещё множество вопросов, на которые приходится давать ответы.

В этой короткой заметке я попытаюсь, естественно, не раскрывая всех секретов, кратко изложить только суть того, что же такое булат, и как делаются наши булатные клинки. Но прежде хочу сказать, что своими учителями в этом непростом деле я считаю П.П. Аносова, Д.К. Чернова и моего прадеда Н.Ф. Маргорина, который заведовал кафедрой металловедения в Минском Политехническом Институте. Практически всё, что здесь будет сказано о булате – это обогащённые моим личным опытом теоретические знания, воспринятые от этих людей. К сожалению, ни с одним из этих людей я лично не знаком, по очевидной причине, нас разделяют века и десятилетия. Я учился у них, читая их труды, дневники и письма. Поэтому прошу не судить строго их “заочника”.

Начнём с того, что сварная дамасская сталь и булат, действительно – далеко не одно и то же. Как сваривается слоистая дамасская сталь, Вы можете подробно узнать из статьи Леонида Архангельского. Остановимся здесь только на одном моменте: дамаск – это композиционный материал, получаемый путём сваривания под молотом (кузнечной сваркой) стальных полос или прутков с разным содержанием углерода. Булат же – композит, который (по Аносову и Чернову) получается путём дендритной ликвации углерода в стали. Не очень понятно? Что ж, рассмотрим этот момент подробнее.

Булат, или литая булатная сталь - термин, который обозначает особый тип сталей. Вернее будет сказать, тип композитов на основе Fe-C (железо – углерод), получаемых особым методом выплавки, ковки и термообработки высокоуглеродистой стали (1,5–2,5%С). Этот метод заключается в:

* длительной тигельной плавке при повышенных температурах (до кипения стали);
* медленной направленной кристаллизации металла для образования плотной дендритной структуры;
* ковке слитка в полосу или прут;
* ковке клинка при низких температурах;
* механической обработке;
* закалке и отпуске.

Основой всего процесса получения литого булата, без сомнения, является длительная тигельная плавка при повышенных температурах и следующая за ней направленная кристаллизация металла, при которой образуется дендритная структура (дендрит - “древовидный” в переводе с древнегреческого). Именно дендритные кристаллы создают знаменитый булатный муаровый узор на поверхности клинка. Внутри каждый фрагмент дендрита (ось кристалла) состоит практически из чистого железа, в то время как к периферии дендрита наблюдается всё большее содержание углерода. В местах, где кристаллы срастаются своими пограничными зонами, содержание углерода очень высоко. Таким образом, по завершении кристаллизации (выращивании дендритных кристаллов) получается композиционный материал системы железо-углерод.

Гениальное, классическое объяснение процессов, которые идут при медленной направленной кристаллизации стали, дал патриарх отечественного и мирового металловедения Д.К. Чернов. “… Дендритные оси в кристаллах состоят из относительно более мягкой, менее углеродистой, значит более тугоплавкой, раньше затвердевающей стали, а междендритные пространства заполнены сталью более твёрдой, с большим содержанием углерода и, следовательно, более легкоплавкой. Налицо, таким образом, резко выраженный процесс так называемой дендритной ликвации (неоднородности) металла. Более мягкие оси кристаллов булата содержат больше феррита, а междендритная твёрдая составляющая — больше перлита. Последующая длительная ковка с переменными и разнообразными, в зависимости от искусства мастера, ударными усилиями не разрушает древовидной структуры стали; она только сминается и из прямолинейной превращается в криволинейную, со сложным сплетением изогнутых дендритных осей. При закалке более твердое вещество сильно закаливается, а другое вещество остается слабо закаленным; но т. к. оба вещества в тонких слоях и фибрах тесно перевились одно с другим, то получается материал, обладающий одновременно и большой твердостью, и большой вязкостью” (Д. К. Чернов).

Однако, всё не так просто, как кажется сначала. Если просто следовать вышесказанному, получится пористый слиток, с множеством раковин и трещин (из-за усадки материала). Здесь, как говорится, сокрыто множество тонких технологических секретов. Подбор формы тиглей, флюсов, катализаторов, конструкций печей, сырья, температурных режимов… И, судя по всему, у каждого, кто когда-либо делал булат, они индивидуальные, свои.

Не меньшие сложности существуют и при расковке булатного слитка в полосу. Первая уплотняющая ковка – особый секрет. Во время этого интереснейшего процесса мастер-кузнец совершенно отчётливо ощущает, что он обрабатывает не обычную сталь, а композит, состоящий из множества направленных кристаллов. Некоторое время слиток как бы впитывает в себя энергию ударов молота. При этом он практически не деформируется! Теплоёмкость булатного слитка столь велика, что кузнецы, впервые присутствующие при обработке булата, просто отказываются верить своим глазам! Наконец звон металла на наковальне меняется, и слиток начинает “скользить” вдоль дендритных осей.

А про закалку и отпуск булата вообще сложились прямо-таки легенды. Можно, ради шутки, предложить подмастерью закалить первичную полосу в масло до твёрдости, при которой метал не будет обрабатываться напильником. Сколько бы подмастерье не калил полосу, твёрдость её практически не изменится! Если же он чуть-чуть перегреет металл в горне, то кузницу осветит яркий, искрящийся “бенгальский огонь”. И, тем не менее, закалить полосу можно! Опять секрет, опять тайна. Ничего не поделаешь, булат потому и окружён таким ореолом таинственности, что весь соткан из необычных приёмов и редких технологий.

Ковка клинка, вообще, представляет собой особую тему. Не каждый мастер-клиночник сможет выдержать этот изнурительный процесс. Очень узкий диапазон температур ковки клинка, направленность и сила ударов молота, складывающихся в сложный алгоритм, всё это требует огромного опыта и строжайшего внимания. Ведь булат не терпит ошибок и неточностей. Так называемый “защип” или трещину уже не удастся “вылечить” сваркой под молотом. Булат, при его сверхвысокой концентрации углерода в междендритных зонах, не способен свариваться. Так что у мастера может быть только одна попытка. Булат не очень “любит” повторную ковку после полного остывания. Поэтому всю работу необходимо завершить за “один присест”. А ковать нужно не торопясь, соблюдая алгоритм ударов. Согласитесь, все эти “тонкости” делают изготовление булатного клинка искусством редким, утончённым, можно сказать, мистическим.

Механическая обработка заготовки клинка – ещё одна серьёзная преграда. Дендритные оси чрезвычайно вязкие. Это мешает резать металл пилами и точильными кругами не меньше, чем сверхтвёрдость вкраплений чистых карбидов между кристаллами. Стоит немного переусердствовать в подаче усилия на инструмент, и происходит выбивание карбидных волокон или самоотпуск. Охлаждение водой невозможно, т.к. происходит сверхжёсткая закалка на микроскопическом уровне. Вы рискуете просто испортить инструмент. Полировка булата настолько сложна и изнурительна, что эту операцию поручают отдельному мастеру. Он полирует средних размеров клинок не менее недели. Потом наступает черёд специалистов по выявлению муарового узора. Ещё одна сложность. Концентрация и соотношение кислот, входящих в раствор, зависит от химического состава металла. Всё подбирается “на ощупь”. После травления – опять полировка в течение одного-двух дней. Только после всех этих этапов клинок, как говорят в Туле, “осаживают” (закрепляют на хвостовике рукоять и перекрестье).

Вот такой это непростой процесс – рождение булатного клинка. Думаю, всё здесь сказанное внесёт дополнительную ясность по вопросам о булатах и булатных клинках. А также поможет любителям холодного оружия и коллекционерам более уважительно относится к булату, этому легендарному материалу.


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:23 | Message # 5
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Что такое самурайский меч?


Название "самурайский" можно считать условным. Оно привычно для европейца, понимающего под этим типом меча в первую очередь катану, но в саму Японию эта форма меча пришла из Кореи, и в японских хрониках VII-XIII вв. такой меч назывался "корейским". Древнеяпонский меч - цуруги - имел длинную рукоять и прямое обоюдоострое лезвие. Носили его за спиной наискось и обнажали, хватаясь за рукоять сразу обеими руками. Начиная с III в.н.э. цуруги становится заточенным только с одной стороны, и у некоторых его типов появляется массивный противовес на рукояти. Изогнутый клинок в Японии начинают делать в эпоху Хэйан (первое серьезное упоминание о них относится к 710 г.), то есть почти одновременно с появлением классической сабли на Ближнем Востоке. К XII в., с ростом власти и усилением самурайского сословия, кривой клинок, являющийся табельным оружием самурая, полностью вытесняет в Японии прямой.

И в европейской, и в нашей литературе существует достаточная путаница в наименованиях самурайских мечей. Известно, что самурай носил два меча - длинный и короткий. Такая пара называлась дайсё (букв. "больший и меньший") и состояла из дайто ("большего меча"), бывшего основным оружием самурая, и сето ("меньшего меча"), служившего запасным или дополнительным оружием, применявшимся в ближнем бою, для отрубания голов или харакири, если у самурая отсутствовал специально для этого предназначенный кинжал кусунгобу. Правда, обычай ношения двух мечей окончательно сложился только к XVI в. Длинный меч имеет длину лезвия больше двух сяку (сяку = 33 см), короткий - от одного до двух сяку (то есть 33-66 см). Длинный меч - наиболее известный в Европе, обычно называют "катаной". Но это не совсем правильно. Катаной называется такой длинный меч, который носится в ножнах, заткнутым за пояс лезвием вверх, и выхватывается из ножен, обнажаясь, движением сверху вниз. Такой метод ношения меча появился в XIV-XV вв. и стал основным, наиболее удобным (кстати: ношение катаны за поясом лезвием вверх позволяет удобно вытаскивать ее не только правой, но и левой рукой) До этого времени словом "катана" обозначался заткнутый за пояс длинный кинжал или короткий меч, а длинный носил название "тати". Тати носился на боку на перевязи, привязанной к ножнам, в которых он размещался лезвием вниз, обнажаясь движением снизу вверх. Такой способ ношения длинного меча годился, когда самураи воевали, в основном, верхом, но для пешего это было существенно менее удобно. К тому же, этикет требовал, чтобы при входе в дом длинный меч снимали, а вынуть меч в ножнах из-за пояса гораздо проще и удобнее, чем каждый раз отцеплять их от перевязи и потом привязывать обратно. С XIV-XV вв., когда такие мечи стали носить, в основном, за поясом, ношение меча на перевязи стало считаться скорее церемониальным, и потому сам тати и его ножны отделывались гораздо богаче, ибо были парадными. Короткий меч, который всегда носили в ножнах за поясом, назывался катана или танто, когда его носили в паре с тати. А когда его носили в паре с длинной катаной, его называли вакидзаси. Так что наименование самурайских мечей отражает, в основном, способ их ношения, а извлеченные из ножен больший и меньший мечи, как бы они ни назывались, имели одинаковую длину и форму, разве что очень ранние формы меньшего меча (в те поры, когда он еще назывался катаной) имели едва заметную кривизну и казались почти прямыми.

Длина дайто - 95-120 см, сето - 50-70 см. Рукоять длинного меча рассчитана обычно на 3,5 кулака, короткого - на 1,5. Ширина лезвия у обоих мечей - около 3-х см, толщина спинки - 5 мм, в то время как лезвие имеет остроту бритвы. Рукоять обычно обтягивается акульей кожей или обматывается таким образом, чтобы рукоять не скользила в руках. Вес длинного меча около 4-х кг. Гарда у обоих мечей была небольшой, лишь слегка прикрывающей руку, имела круглую, лепестковую или многогранную форму. Называлась она "цуба". Цуба малого меча могла иметь дополнительные прорези для вкладывания в его ножны дополнительных ножей - метательной кодзуки и хозяйственного когая. Производство цуб превратилось буквально в художественный промысел. Они могли иметь сложную ажурную форму, украшаться резьбой или рельефными изображениями.

Помимо дайсе самурай мог носить еще и нодати - "полевой меча" с лезвием длиной больше метра и общей длиной примерно в 1,5 м. Носили его обычно за спиной подобно цуруги или на плече, придерживая рукой. За исключением длины, нодати конструктивно ничем не отличался от дайто, который дальше мы будем называть катаной.

Всадник мог держать катану и одной рукой, но в бою на земле этот меч из-за его веса предпочитали держать двумя руками. Ранние техники работы катаной включают в себя широкие круговые рубяще-режущие движения, но позднее они стали гораздо более развитыми. Катаной можно было одинаково легко и колоть, и рубить. Длинная рукоять позволяет активно маневрировать мечом. При этом основным хватом является положение, когда конец рукояти упирается в середину ладони, а правая рука держит ее возле гарды. Одновременное движение обеих рук позволяет описывать мечом широкую амплитуду без больших усилий.

И катана, и прямой европейский меч рыцаря весят немало, но принципы выполнения ими рубящих ударов совершенно различны. Европейский способ, нацеленный на пробивание доспеха, предполагает максимальное использование инерции движения меча и нанесение удара "с проносом". В японском фехтовании человек ведет меч, а не меч человека. Там удар наносится тоже силой всего тела, но не с обычного шага, а с приставного, при котором тело получает мощный толчок вперед (больший, чем при развороте корпуса). При этом удар наносится "фиксированно" на заданный уровень, и лезвие останавливается точно там, где этого хочет мастер, а сила удара при этом не гасится. И когда мастер меча рубит в мелкие ломтики кочан капусты или арбуз, лежащий на животе у его ученика, или отрезает половинку лимона, зажатого у него в зубах (часто еще и вслепую, с завязанными глазами), то при этом, в первую очередь демонстрируется именно его способность фиксировать удар. И если такой удар не пришелся в цель, то он уже не тянет за собой владельца, как в случае с европейским мечом, а дает ему возможность сменить направление или нанести следующий, тем более что короткий приставной шаг позволяет наносить мощные удары на каждом шагу - сегодняшний кэндока, имеющий черный пояс, может выполнить три вертикальных удара мечом в секунду. Большая часть ударов наносится в вертикальной плоскости. Принятого в Европе разделения на "блок-удар" почти нет. Есть отшибающие удары по рукам или оружию противника, отбрасывающие его оружие с линии атаки и дающие возможность на следующем шаге нанести врагу поражающий удар. Отступают при бое на катанах вперед. Уход с линии атаки с одновременным нанесением удара - одна из наиболее часто употребляющихся комбинаций. Ведь надо иметь в виду, что прямой удар катаной может разрубить практически все, и японский доспех просто не рассчитан на то, чтобы "держать" прямые удары. Поединок истинных мастеров самурайского меча сложно назвать поединком в европейском понимании этого слова, ибо он построен на принципе "одним ударом наповал". В кэндзюцу же есть "поединок сердец", когда два мастера просто неподвижно стоят или сидят и смотрят друг на друга, и проиграл тот, кто первым дернулся к оружию...

Школ кэндзюцу, как называется в Японии искусство боя на мечах, существовало и существует немало. Одни обращают особое внимание на мгновенный уход с линии атаки, сопровождающийся вертикальным ударом ("Синкагэ-рю"), другие уделяют большое внимание подставке левой руки под лезвие меча и боевым приемам, проводимым при помощи этой техники ("Синто-рю"), третьи практикуют работу двумя мечами одновременно - большой в правой руке, малый в левой ("Нито-рю") - таких бойцов называют "рето дзукай". Кто-то предпочитает подрезающие удары в горизонтальной плоскости с обходом вокруг противника - между техникой кэндзюцу и айкидо много общего. Можно бить рукояткой, можно перехватывать меч на обратный хват, можно использовать в ближнем бою подножки и подсечки. Особенности самурайского меча позволяют использовать практически все техники работы с длинным клинковым оружием.

В XVII в., после объединения страны под властью дома Токугава, началась тенденция превращения кэндзюцу в кэндо - способа боя на мечах в Путь меча. Кэндо уделяло много внимания нравственному самоусовершенствованию личности, а сейчас является одним из самых популярных в Японии видов спорта, в котором используется уже не настоящее боевое оружие, а его спортивные эквиваленты из дерева или бамбука. Впервые деревянный меч, повторяющий очертания настоящего (боккэн, или бокуто), ввел легендарный мастер XVII в. Миямото Мусаси. Правда, такой деревянный меч все равно был грозным оружием, которым запросто можно было расколоть череп. Самураи часто хранили боккэн дома, у изголовья. В случае внезапного нападения можно было с его помощью обезоружить и взять противника без пролития крови, просто, к примеру, перебив ему руки или сломав ключицу...

По сравнению с техникой боя длинным японским мечом, техника боя коротким известна меньше. Здесь встречаются и хлещущие удары кистью, построенные на том же принципе фиксированного удара, и подвешенное положение меча, которым так любят щеголять любители славяно-горицкой борьбы, и частые удары рукояткой в солнечное сплетение. Естественно, по сравнению с длинным мечом, тычковых ударов больше, поскольку это оружие все-таки предназначено для боя на близкой дистанции.

О месте меча в японском обществе и японской культуре написано очень много. Меч был и остается одним из символов императорской династии, предметом синтоистского культа, одним из символов воспитания национального духа. Перед тем, как приступить к изготовлению настоящего традиционного японского меча, японский кузнец совершал долгий подготовительный ритуал, напоминающий подготовку русского иконописца к росписи церкви или к созданию важной для него иконы: пост, очистительные омовения, долгие молитвы, облачение в чистые, церемониальные одежды, целибат.

Пожалуй, ни в одной стране мира не был так развит этикет меча. Как и в других регионах, заткнутый за пояс с правой стороны или положенный справа от себя клинок означал доверие к собеседнику, ибо из этого положения меч было труднее привести в боевую готовность. При входе в дом длинный меч оставлялся у входа на специальной подставке, и войти внутрь с этим мечом означало демонстрацию крайнего неуважения. Передавать меч кому-либо как для показа, так и на хранение, можно было только рукоятью к себе - поворот меча рукоятью к противнику означал неуважение его способностей фехтовальщика, поскольку настоящий мастер мог мгновенно этим воспользоваться. При демонстрации оружия меч никогда не обнажался полностью, и касаться его можно было только шелковым платком или листом рисовой бумаги. Обнажение меча, удар ножнами о ножны и, тем более, бряцание оружием было равносильно вызову, за которым мог последовать удар без всякого предупреждения. Как и в Европе, мечи могли иметь имена и передавались из поколения в поколение. А лучшие японские оружейники часто специально не клеймили свои мечи, считая, что оружие само рассказывает о то, кто его создал, а человеку, который не способен этого понять, и знать незачем, кем меч создан. Слово "меч" часто табуировалось, и, например, "вакидзаси" буквально означает "на боку воткнутое"...

Говоря же об особенностях технологии изготовления самурайского меча, стоит отметить и слабые стороны этого процесса, а именно, обретая большую твердость и мощь по оси лезвия, данный тип меча более уязвим, если бить по его плоской стороне. Таким ударом можно перешибить катану даже короткой булавой (или окинавскими нунчаками, которые специально применялись для ломания самурайских мечей). И если европейский меч ломается обычно на расстоянии ладони или в двух пальцах от гарды, то японский - на расстоянии 1/3 или 1/2 длины клинка от гарды.


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:24 | Message # 6
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Меч ниндзя (синоби-гатана; ниндзя-то)


Меч ниндзя - один из самых любопытных предметов в арсенале японских <воинов ночи>. И дело даже не в особой хитроумности его устройства - с этой стороны как раз все просто, а в том огромном количестве нелепиц и лжи, которое в настоящее время сообщается о нем в многочисленных популярных изданиях. Что же реально представлял собой этот загадочный меч ниндзя-то?

Hа основе дошедших до наших дней образцов этого оружия, Hава Юмио описывает синоби-гатану следующим образом.

Рукоять меча (цука) ниндзя была цельнометаллической. Ее оплетали шнуром черного цвета. В отличие от стандартных мечей, в оплетку рукояти синоби-гатаны не вплеталось украшение мэнуки. Гарда у ниндзя-то была квадратной и довольно массивной. Деревянные ножны либо просто покрывались черным лаком, либо сначала обтягивались кожей и лишь затем крылись лаком. Hикаких украшений на них обычно не было. Hа конец ножен надевалась отточенная железная головка кодзири. Для прочности ножны охватывались одним металлическим кольцом. К специальному выступу с отверстием на ножнах куригата крепился более длинный, чем обычно, шнур сагэо - около 3,6 метров. Сам клинок обычно был относительно коротким.

И все. Hичего не заметили? Здесь нет ни слова о том, что <шпионский> меч был прямым! Действительно, ни в музее нин-дзюцу в Ига Уэно, ни в ниндзя-ясики в г. Конан я таких мечей не видел. Кроме того, прямые мечи ниндзя-то не описаны ни в работах японских историков нин-дзюцу, ни в японских же энциклопедиях по традиционному оружию, ни в справочниках по мечам. Судя по всему, прямые ниндзя-то - выдумка режиссеров боевиков. И если кто-то попытается демонстрировать вам <технику фехтования ниндзя> с прямым мечом в руках, можете быть уверены - перед вами жулик. И никакие утверждения вроде: <А у нас в школе было так:>, - здесь не проходят. Как не проходят и объяснения, что ниндзя не имели возможности изготовить или купить качественный меч и потому делали свои мечи прямыми и довольно грубыми. Hет. Hиндзя ценили качественное оружие не меньше самураев, да и средств у них на его приобретение вполне хватало. Кроме того, у прямого меча по сравнению с обычной катаной очень много недостатков в бою.

Главной особенностью шпионского меча была его функциональность. Для того чтобы ножны ниндзя-то (сая) не привлекали к себе внимание нескромных глаз, их делали очень простыми, лишенными всякой красивости, но прочными, чтобы их можно было использовать в качестве дубинки или как подвесной насест при длительном наблюдении за врагом. Hередко ножны были сантиметров на десять длиннее клинка. В образовавшуюся пустоту помещали различные мелкие предметы: бо-сюрикэны, секретные документы, ослепляющий порошок и т.д. У некоторых образцов наконечник ножен (кодзири) снимался, благодаря чему ножны можно было использовать как духовое ружье для стрельбы отравленными иголками или как трубку для дыхания под водой.

Более длинный, чем обычно, шнур сагэо также давал лазутчику массу преимуществ. Его использовали для связывания, устройства ловушек и т.д. и т.п. Синоби даже кодифицировали так называемые <семь искусств сагэо> - сагэо сити-дзюцу, о которых подробнее будет говориться далее.

Гарда (цуба) синоби-гатаны, как уже говорилось, была квадратной со стороной около 8-10 см и толщиной около 5 мм. Такая простая форма лучше соответствовала специфике работы ниндзя, использовавших гарду как ступеньку при влезании. Кроме того, большой квадратной гардой с заточенными краями и углами можно было располосовать лицо противника в ближнем бою, а стальным набалдашником ножен кодзири пробить ему грудную клетку или выбить глаз. Правда, такие необычные гарда и кодзири не могли не бросаться в глаза и должны были постоянно привлекать к себе внимание.

Hава Юмио указывает, что акулья кожа, которой отделывались рукояти японских мечей, при попадании на нее воды сильно разбухает, и мечом становится пользоваться неудобно. Поэтому для защиты от воды ниндзя покрывали акулью кожу лаком (такие образцы мечей действительно встречаются в коллекциях), а сверху закрывали еще и оленьей кожей, которая от воды, наоборот, сжимается, и обматывали нитью.

Мечи ниндзя, как правило, были относительно короткими, так как длинный меч является обузой во время разведывательных операций, когда надо продираться сквозь буераки и буреломы, лазить по деревьям и стенам. Длина клинка синоби-гатаны, судя по сохранившимся образцам, колебалась в пределах от 42,5 см до 54,5 см. При этом клинок был относительно толстым и широким и обладал прекрасными рубяще-режущими качествами.

В отличие от стандартных мечей, которыми пользовались обычные самураи, на клинке синоби-гатаны как правило не было ни желоба для стока крови, ни гравировки, так как гравированный меч легче поддается ржавчине при попадании на него воды (а ниндзя, как известно, то и дело приходилось форсировать реки, рвы, действовать под проливным дождем), а меч со стоком при рубке издает характерный свист, который может выдать синоби врагу.

Хочется отметить один любопытный факт. В западной и отечественной литературе почему-то модно описывать ниндзя-то не по сохранившимся подлинникам, а по испанским подделкам-имитациям. Вот как описывает синоби-гатану уже поминавшийся в этой главе Валерий Момот: <Кроме того, синоби-сайа (правильнее сая - прим. автора) часто оканчивается дополнительной заглушкой-пеналом с конусообразным кончиком, в котором имеется прорезь для универсального метательного ножа (хранящегося в нем же), который можно не только метать, но и, вставляя в прорезь и фиксируя его там, превратить ножны в короткое копье:

* В современных модификациях ниндзя-то под гардой очень часто имеется фиксатор для закрепления двух тонких сякэнов (метательных звезд):

* За гасира (правильнее касира - прим. автора) в рукояти меча ниндзя чаще всего скрывался еще один тайник, в котором воин-тень мог носить ослепляющую смесь или порох, яды, лекарства и т. п. Гасира в ниндзя-то не служит для укрепления шнура, а является крышкой для полости в цука, удерживающейся в рукояти за счет двух распирающих изнутри упругих пластинок>.

Выглядит это описание, конечно, колоритно, но отражает оно не реальную историческую традицию японских средневековых лазутчиков-диверсантов (по крайней мере, ничего подобного не описывает ни один из японских специалистов), а технические находки испанских дизайнеров, воплощенные в <ниндзя-то>, которыми сейчас завалены магазины в Москве и других крупных городах стран СHГ.


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:25 | Message # 7
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Анатомия катаны


Многие знатоки холодного оружия считают самым совершенным образцом боевого клинка за всю историю человечества японский самурайский меч «катана».

Многие знатоки холодного оружия считают самым совершенным образцом боевого клинка за всю историю человечества японский самурайский меч «катана». Не только благодаря качеству его стали и изяществу отделки, но и потому, что ряд принципов конструкции катан, остающейся практически неизменной с 14 в., лег в основу многих моделей современного боевого холодного оружия.

Классическая катана, иначе именуемая «дайто», — это меч с изогнутым клинком длиной от 61 до 75 см, заточенным с одной стороны и одинаково удобным для пешего и конного боя. Его лезвие стандартной шириной 3 см обычно имеет толщину в 0,5 см возле закрывающей 30-сантиметровую рукоять круглой чашки-гарды — «цубо» и сужается к концу острия — «киссаки» до толщины волоса. Центр тяжести такого меча смещен к острию, что облегчает рубящие удары. Масса катаны в зависимости от длины составляет 0,9-1,2 кг.

Именно этот меч стал считаться в Японии символом самурайского достоинства, «оружием души» благородного воина, строго соблюдавшего сложные ритуалы даже повседневного ношения катаны. Так, признаком достоинства самурая считалось наличие 10 и более мечей, различавшихся формой и расцветкой ножен и рукоятей и предназначенных для ношения (в паре с идентично оформленным коротким «вакидзаши») в разных ситуациях — на придворных праздниках, охотах, и, разумеется, на войне. Если самурай хотел оказать свое миролюбие, то вешал катану на правый бок — когда извлечь его из ножен было труднее. Катана на левом боку указывала, что ее хозяин «вышел на тропу войны».

Приходя в гости, самурай тут же передавал катану слуге, который с поклоном водружал меч лезвием вверх на специальную подставку. Если визит носил особо дружеский характер, гость снимал и короткий вакидзаши, укладывая его под правую руку рукоятью к себе. Обернуть рукоять к собеседнику считалось оскорблением, поскольку этот жест означал сомнение владельца клинка в фехтовальном мастерстве собеседника. Угрозой для чести хозяина меча и даже поводом для поединка считались случаи, когда собеседник касался меча гостя случайным неловким жестом. Напротив, хозяин меча считал для себя большой честью, если его собеседник, восхитившись красотой клинка, просил разрешения полюбоваться им, трогая лезвие через тонкую прозрачную ткань (чтобы прикосновение влажных пальцев не стало причиной ржавчины).По гибкости, прочности и остроте катаны превосходили арабские булаты, не говоря уж о мечах европейской ковки. Сравнивая их химический состав, современные металлурги установили, что содержание фосфора в японских катанах не превышает 0,003%, тогда как в булатных клинках оно составляет 0,02%. Но это — сухие цифры. А наглядной иллюстрацией качеств самурайского меча служит известный эпизод американского фильма «Телохранитель», когда главный герой в исполнении К.Костнера роняет на лезвие лежащей на подставке катаны шелковый платок — и он мягко распадается надвое... Впечатляют и выступления мастеров японского фехтования «кендзюцу», разрубающих мечами летящих стрекоз, рисовые зерна и падающие капли дождя.

Любой турист, посетивший Страну восходящего солнца, может купить там сувенирные катаны и вакид-заши классических форм и размеров, изготовленные промышленным способом из стали марки «440». Конечно, их качество так же далеко от подлинных самурайских клинков, как быт современных японцев от образа жизни их предков 300-летней давности. Уже с середины 19 в. искусство старых мастеров было подорвано массовым коммерческим производством, а с 1945 до 1953 г. изготовление таких мечей было вообще запрещено американскими оккупационными властями как «рецидив японского милитаризма».

После отмены этого запрета японские власти, стремясь возродить древнее мастерство, создали Общество сохранения искусства производства мечей, заодно распорядившись собрать и переплавить изготовленные массовым способом дешевые клинки, выделанные между 1905 и 1945 гг. Но и сейчас в Японии насчитывается не более 300 мастеров «муканса», умеющих вручную сделать клинок, подобный старинному. Из-за большого срока обучения и накопления опыта средний возраст таких мастеров превышает 60 лет. Следуя правилам своей гильдии, они имеют право производить ежемесячно не более двух катан. Обычно их делают по заказам богатых потомков самурайских родов — в подарок родне или местным храмам.

Чтобы воочию увидеть настоящий самурайский меч, россиянам не обязательно ехать в Японию. За последнее столетие наша страна дважды получала богатейшие коллекции старинного японского оружия — как трофеи войн 1905 и 1945 гг. С тех пор в экспозициях петербургских Эрмитажа и Кунсткамеры, а также в музеях Приморья хранятся уникальные придворные и боевые мечи старинной работы. К сожалению, в последнее время они все чаще привлекают внимание не только бескорыстных ценителей, но и банальных воров.

Только в 1994—1995 гг. ценнейшие образцы катан были похищены из питерской Кунсткамеры и краеведческого музея Владивостока. Не исключено, что украденные клинки вернулись затем на историческую родину. Ведь японские антиквары, обживающие наши оружейные «черные рынки», дают сейчас в обмен на одну армейскую винтовку «арисака» времен русско-японской войны небитый автомобиль «тойота». А за старинную катану готовы выложить цену «джипа» или даже «мерседеса», зная, что в накладе не останутся...


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:26 | Message # 8
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Hагината, нагамаки, бисэнто

Hагината известна в Японии как минимум с XI в. Тогда под этим оружием подразумевалось длинное лезвие длиной от 0,6 до 2,0 м, насаженное на рукоять длиной 1,2-1,5 м. В верхней трети лезвие слегка расширялось и изгибалось, но у самой рукояти кривизны не было вовсе или она была едва намечена. Работали нагинатой в то время на широких движениях, держа одну руку почти у самого лезвия. Древко нагинаты имело сечение овальной формы, а лезвие с односторонней заточкой, как и лезвие японского копья яри, обычно носили в ножнах или чехле.

Позднее, к XIV-XV вв., лезвие нагинаты несколько укоротилось и обрело современную форму. Сейчас классическая нагината имеет древко длиной 180 см, на которое крепится лезвие длиной 30-70 см (стандартным считается 60 см). Лезвие отделяется от древка кольцеобразной гардой, а иногда еще и металлическими поперечинами - прямыми или загнутыми кверху. Такие поперечины (яп. хадомэ) использовались и на копьях для парирования вражеских ударов. Лезвие нагинаты напоминает лезвие обыкновенного самурайского меча, иногда на такое древко насаживалось именно оно, но обычно лезвие нагинаты более тяжелое и более изогнутое.

Техника боя нагинатой требует очень хорошо разработанных кистей и запястий для выполнения самых разнообразных рубящих и режущих движений. Hагинатой можно описывать разнообразные круги и восьмерки, держа ее одной рукой и периодически подхватывая другой в различных местах для усиления удара; можно наносить фиксированные мощные удары, сходные по технике с подобными ударами в классическом кэндо. Руки свободно скользят по древку, и нагинатой можно выполнять выпускающие удары, активно перехватывать ее из руки в руку и даже переводить на обратный хват, что делало ее особенно эффективной в ближнем бою. Hадо помнить, что нагината тяжелее копья, лезвие ее больше, чем его наконечник, и поэтому в нагината-дзюцу большое внимание уделяется "ха-гаэси" - искусству быстрого вращения и перехватов оружия, позволяющему работать нагинатой с такой же скоростью, с какой работаю копьем. Hо несмотря на это, в позднем средневековье нагинату считали оружием скорее оборонительным, чем наступательным (ведь японским копьем тоже можно выполнять рубящие удары). Об этом, в частности, говорит и такой выдающийся теоретик и практик воинских искусств, как Миямото Мусаси, в своей "Книге пяти колец".

При этом активно использовался и второй конец, которым выполнялись и тычки, и отбивы, и рубящие удары. Работая вторым концом, легко отвлечь противника, пока он не раскроется, и ему можно будет нанести удар лезвием. Подрубить человеку ноги этим оружием или перерезать горло не представляло особого труда.

В Японии нагината была основным оружием, имеющим древко, и в раннее средневековье она практически затмевала собой копье. Когда же последнее все-таки стало основным древковым оружием, нагината осталась главным оружием женщин из самурайских родов и любимым оружием буддийских монахов-воинов "сохэй". Бэнкэй, один из легендарных героев японского эпоса и первый соратник полководца Минамото Есицунэ, происходивший из буддийских монахов, прекрасно владел этим видом оружия. Жены и дочери самураев уделяли тренировке с нагинатой столько же времени, сколько их мужья и братья мечу. Понятно, что женский вариант нагинаты был легче и короче. Современная спортивная нагината, применяемая в нагината-до, происходящая от этого варианта, имеет длину 195-210 см.

Приблизительно в XV-XVI вв. в Японии появляется "нагамаки". Это оружие было подобно ранним формам нагинаты и представляло собой древко длиной 90-120 см, на которое было насажено почти прямое лезвие длиной 90 см с односторонней заточкой, которую имеют все виды японского оружия, за исключением копья. Как и нагината, нагамки носился в чехле-ножнах. Древко его, которое в данном случае правильнее было бы назвать рукоятью, могло иметь такую же характерную обмотку, как рукоять самурайского меча. Этим оружием вооружались обычно воины, стоящие в первых рядах пехоты, "косившие" ими первые линии вражеского боевого порядка. Hо оружие это было не очень хорошо сбалансировано и употреблялось реже, особенно с появлением огнестрельного оружия.

Еще реже в Японии встречается "бисэнто", напоминающий китайские "большие мечи" без дополнительных элементов. Он больше нагинаты, и работают им достаточно широким хватом, используя оба конца и держа ведущую руку недалеко от гарды. Более активно, чем при работе нагинатой, в бою бисэнто применяется спинка клинка, которой выполняют не только отбивы и отводы, но и надавливание и контролирование. Бисэнто отличается от нагинаты и гораздо большим весом. Поэтому рубящие удары им в большой степени проносные, чем фиксированные, и наносятся со значительно большим размахом. Зато его удар может легко отрубить голову не только человеку, но и лошади, что сделать нагинатой сложнее. Большой вес "играет" и при толчковых, давящих ударах, когда большая масса оружия компенсирует невысокую скорость удара в ближнем бою...


 
pepl Date: Пятница, 13.07.2007, 02:30 | Message # 9
идем к модеру
Group: Проверенные
Posts: 467
Status: нема меня
Сабля

Сабля (венгер. czablya, от szabni - резать), рубящее или рубяще-колющее оружие.

Состоит из клинка, эфеса и ножен. Клинок - кривой с лезвием на выгнутой стороне и обухом на вогнутой - имеет острие (иногда долы) и хвостовик для крепления эфеса. Сочетание кривизны клинка со значительным отдалением центра тяжести от эфеса увеличивает силу удара и площадь поражаемого пространства. Эта особенность сабли была наиболее эффективна при клинках из твердых сталей, обладавших большой упругостью и вязкостью.

Эфес имеет рукоять с темляком и крестовину с перекрестьем (восточные сабли) или иную гарду (европейские сабли). Ножны бывают деревянные, обтянутые кожей, сафьяном и бархатом или металлические (19 - 20 вв.), воронёные, хромированные и никелированные с наружной стороны.

Сабля появилась на Востоке и получила широкое распространение у кочевников Восточной Европы и Средней Азии в 7 - 8 вв. Сабля этого народа рубяще-колющая. В 14 в. на сабле появляется елмань. Сабля приобрела свойства преимущественно рубящего оружия. Наиболее характерными саблями этого типа были турецкая и персидская. У той и у другой прямая рукоять, крестовина с перекрестьем на эфесе, малая масса (без ножен 850 - 950 г, с ножнами - 1100 - 1250 г), большая кривизна клинка, длина клинка 750 - 850 мм, общая длина сабли 950-970 мм. В европейских армиях 18 - 19 вв. сабли имели клинки средней кривизны (45 - 65 мм), эфесы с громоздкими гардами в виде 1 - 3 дужек или чашеобразные, ножны с 19 в. обычно металлические. Общая длина достигала 1100 мм, длина клинка 900 мм, масса без ножен до 1100 г, масса с металлическими ножнами до 2300 г. В конце 19 в. кривизна уменьшается до 35 - 40 мм. и сабля вновь приобретает колюще-рубящие свойства.

На Кавказе распространено несколько видов сабель. Они украшаются и отчасти изготовляются по национальным, исторически сложившимся образцам, поэтому по орнаменту в большинстве случаев можно определить место их производства.

Легкая кавказская сабля имеет очень широкий короткий клинок слабой кривизны с долами и очень острым концом. Рукоять с черенком плоско-овального сечения, постепенно суживающимся к головке, которая делается в форме звериной головы с раскрытой пастью. Крестовина маленькая, иранского типа. Ножны деревянные, оклеены кожей, с прибором иранского образца.

Тяжелая кавказская сабля имеет широкий тяжелый длинный клинок, нередко с долами и елманью, массивную костяную или роговую рукоять с набалдашником в форме птичьей головы и большой массивной крестовиной. Ножны большие, плоские с тяжелым прибором, у наконечника обычно делается гребень.

У обычной иранской сабли "шамшер" - узкий большой кривизны клинок плавного изгиба. Рукоять тонкая с небольшой крестовиной и головкой. Ножны деревянные, оклеены кожей. Прибор ножен обычно состоит из двух металлических обоймиц с кольцами и нередко наконечника.

Хевсурская сабля.

Хевсурские сабли в большинстве случаев относятся к типу легких кавказских сабель. Накладки на рукояти и ножнах и орнамент на них такие же, как и у хевсурских палашей.

Лёгкая армянская сабля.

Армянские сабли. В Армении были распространены легкие кавказские сабли, а так же иранские "шамшеры" с характерным геометрическим орнаментом на приборе рукояти и ножен. В центре орнамента расположены ромбовидная розетка, составленная из спирально извивающихся линий, и изображение животных (тигров или львов). Орнаменты исполняются обычно медной, серебряной или золотой таушировкой.

Азербайджанские сабли.

Делаются по типу легких кавказских и иранских "шамшеров". Обычно их металлический прибор украшается крупным густо расположенным растительно-цветочным орнаментом, исполненным золотой или серебренной насечкой. Особенностью этого орнамента является ярко выраженная стилизация его элементов и некоторая асимметричность.

Тяжелая азербайджанская сабля.

Но больше всего в Азербайджане были распространены тяжелые кавказские сабли, украшавшиеся обычно золотой или серебряной насечкой. В орнаменте сильны элементы мусульманского искусства: арочные мотивы, редкие сильно стилизованные лепестки на извивающихся ветках, заключенные в своеобразных картушах.

Дагестанская сабля.

В Дагестане были широко распространены легкие кавказские сабли с клинком иранского типа. Эти сабли, особенно изготовленные в Кубачах, отличаются исключительной пропорциональностью составных частей и большим изяществом форм и украшений. Кубачинские мастера в течение веков создали много технических приемов украшения своего оружия. Здесь простая и глубокая гравировка, чернь и позолота, канфарение и насечка, резьба и оброн, сочетание которых придает оружию богатый вид.

Киргизские сабли.

Наиболее древними из сохранившихся образцов оружия являются киргизские сабли, узкие, длинные, со штыкообразными концами, приспособленные для прокалывания сквозь кольца кольчуги. Рукояти этих сабель с очень короткой крестовиной оклеиваются обычно кожей акулы; тем же материалом оклеиваются ножны с левой стороны, правая сторона же оклеивается берестой. Оправа головок рукоятей и обоймиц на ножнах чаще всего серебряная с гравированным или черневым орнаментом.

В Средней Азии существовала национальная форма сабель с узким клинком небольшого изгиба и простой рукоятью, имеющей очень маленькую прямую крестовину и большую головку, немного отклоненную назад. Ножны деревянные, с характерными обоймицами и наконечником. Устье отсутствует. Эти сабли получили особенно большое распространение в Киргизии, поэтому их обычно и называют киргизскими.

В Средней Азии повсеместно распространены и сабли типа иранских "шамшеров". Обычно они получают конструктивную или декоративную доделку - своеобразный кожаный чехол на всю рукоять, что позволяет крепче держать такую саблю в руке. Отличаются эти сабли от собственно иранских и между собой главным образом художественным орнаментом, выполненным на их приборе путем гравировки, чеканки, тиснения, эмали, черни, позолоты, насечки в сочетании с цветными камнями и бирюзой.

Бухарские и хивинские сабли.

Наиболее характерным украшением среднеазиатского оружия остается бирюза и эмаль бирюзовых и синих цветов. В обработке рукоятей и ножен бухарского и хивинского оружия бирюза и эмаль используются особенно широко. Чеканное и штампованное серебро иногда сплошь покрывает рукояти и ножны среднеазиатского оружия. Клинки бухарских и хивинских сабель по форме очень близки к персидским. Портупеи украшаются массивными серебряными бляхами, также обычно с бирюзой.

Здесь при изготовлении сабель нередко использовались привозные персидские клинки. Но форма бухарских сабель - с небольшой елманью на узком клинке - местного происхождения. В украшении хивинских сабель и другого оружия преобладает массивное серебро с цветочным симметричным орнаментом, выполненным глубокой чеканкой. Клинки среднеазиатских шашек почти прямые с разложистым тупьем или обухом, рукояти массивные, утолщаются к головке. Некоторые виды больших среднеазиатских ножей повторяют форму шашек.

Бухарские сабли в Узбекистане чаще всего украшаются стилизованным растительным орнаментом, исполненным росписной или перегородчатой цветной эмалью.

Хивинская сабля.

Хивинские сабли украшаются чеканным серебром с растительно-цветочным крупным орнаментом в виде цветов яблони.

Таджикские сабли.

С массивными рукоятями определяются обычно по их ножнам, украшенным тонким серебром с асимметричным крупным цветочным орнаментом, нанесенным легкой, неглубокой чеканкой или тиснением. У таджикских сабель, кроме того, рукояти обычно сплошь обшивались кожей или замшей с такой же петлей для надевания на кисть руки. Ножны нередко обтягивались тканью вместо кожи. Ножны бухарских сабель обычно обтягивались черной кожей, рукояти делались из целого куска нефрита; бирюза, самоцветы и серебро применялись для украшения рукояти, ножен и портупеи.

Грузинские сабли (16 - 17 вв.).

В их монтировке широко применялась чеканная медь, гравированное или гладкое серебро - орнамент растительно-стилизованный, преимущественно состоящий из виноградных гроздьев. В 18 - 19 в. ножны грузинского боевого оружия - сабель, шашек, кинжалов - обычно оклеивались кожей или сафьяном, иногда бархатом. Некоторые грузинские сабли, 17 - 18 в. имели скорее парадное предназначение, нежели боевое. Рукояти этих сабель с замкнутой полукруглой головкой имели очень сильный наклон назад, и действовать ими при таком наклоне было неудобно. На ножнах такого оружия прикреплялась колоколобразная юбка из сафьяна или обтянутая бархатом. Прибор обычно делался из прорезного и чеканного серебра, иногда с позолотой.

Афганская сабля.

Афганские сабли по клинку не отличаются от иранских или индийских, на рукояти у них обычно делают стальными с большой крестовиной, концы которой загнуты вниз. В орнаментации их заметно скрещивающееся влияние соседних стран. Для украшения клинков и прибора рукоятей и ножен используют насечку, гравировку, оброн. В орнаменте сочетаются как восточные элементы - арки, цветки, лепестки, так и европейские растительные и декоративные - завитки, раковины, при этом среди орнамента часто изображаются так называемые военные трофеи или оружейная арматура.

Иранская сабля.

Иранские сабли представляют собой классический образец восточного оружия с длинным клинком. Клинки у них узкие, большой кривизны с плавным изгибом. Небольшая тонкая рукоять имеет маленькую головку и прямую длинную крестовину. Деревянные ножны обычно оклеиваются тисненой кожей, прибор их состоит из двух обоймиц и наконечника. Среди этих сабель встречаются сабли с клинком без елмани или сравнительно редко с небольшой елманью.

В кокандских саблях художественный растительный орнамент наносится обычно с помощью черни с гравировкой и позолотой.

Турецкая сабля.

В Турции известно несколько видов сабель.

а) сабли с тяжелым широким клинком с елманью, имеющим резкий изгиб. Рукоять у нею массивная костяная или роговая, утолщающеюся к большой отогнутой назад головке, крестовина длинная прямая. Ножны деревянные, в средней части оклеены кожей, с большим устьем, обоймицей, имеющей два кольца, и очень длинным наконечником. Для удобства вынимания клинка ножны имеют специальный вырез у устья;

б) облегченная сабля того же типа с клинком иранского образца, но с крутым изгибом;

в) легкая офицерская сабля второй половины 19 в. с небольшой рукоятью обычного типа и маленькой крестовиной с загнутыми в сторону клинка концами.

Персидская сабля.

Клинки из Персии имеют небольшую кривизну с плавным изгибом, они достаточно узкие. Небольшая тонкая рукоять имеет маленькую головку и прямую длинную крестовину. Деревянные ножны обычно оклеиваются тисненой кожей, прибор их состоит из двух обоимиц и наконечника.

На Руси сабля известна с 9 в., а с 14 в. стала господствующим видом оружия (в Западной Европе - с конца 16 в.). В 15 - 17 вв. сабли были вооружены воины русской поместной конницы, стрельцы, казаки. С 18 в. в европейских и русской армиях сабля состояла на вооружении личного состава легкой кавалерии и офицеров в других родах войск. В 1881 в русской армии сабля была заменена шашкой и сохранилась лишь в гвардии как парадное оружие, а также у некоторых категорий офицеров для ношения вне строя. В иностранных армиях сабля была на вооружении до конца 2-ой мировой войны, а после нее сабли стали использовать как парадное оружие.


 
Форум ישראל » общий » Оружие как оно есть! » Небольшой экскурс по холодному оружию (немного истории)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

http://areon-life.ucoz.ru/© 2018      Сайт управляется системой uCoz